Leonid Taubes (tay_kuma) wrote,
Leonid Taubes
tay_kuma

Categories:
  • Music:

Необыкновенная биография. Профессор Ю.Б.Беленький

(Издание исправленное и дополнeнное)

Он был студентом Петербургского инстиута инженеров путей сообщения в 1914-1916 годах, моряком и морским летчиком в I Мировую войну, служил в белой армии, в эмиграции был старшим механиком на французском минном тральщике, потом учился и работал в Чехословакии, стал выдающимся инженером, репатриировался в СССР в 1955 году, стал профессором в Белорусском политехническом институте.

После того, как я поместил в ЖЖ свои воспоминания о Юрие Борисовиче Беленьком, я получил письмо от его внучки, Татьяны Юрьевны Беленькой-Чиченковой. Она уточнила некоторые события жизни деда, прислала мне воспоминания своего отца, сына Юрия Борисовича, Юрия Юрьевича Беленького, написанные незадолго до его смерти, и старые фотографии. Это дало мне возможность полностью переработать весь текст, пополнив его новыми интересными и достоверными подробностями. Когда-то я был хорошо знаком с Юрием Юрьевичем (он работал на МАЗе в отделе главного конструктора) и Татьяной Юрьевной - после окончания института она работала в БПИ.

Когда я был студентом, Юрий Борисович Беленький был доцентом на кафедре "Автомобили" БПИ, читал нам лекции. Позже он стал профессором. Это был человек с совершенно необыкновенной биографией. Я не был к нему очень близок, но много лет работал рядом с ним, нередко мы неформально общались, иногда он рассказывал в моем присутствии свои необычайные, какие-то нереальные истории.

Ю.Б.Беленький
Юрий Юрьевич. Родился отец в 1897 году. Его отец Борис Иванович, родом из села Беленькое, что возле Запорожья, в молодости работал кем-то вроде агронома у помещика, и в результате несчастной любви к дочери этого помещика подался в священники. Во время революции 1905 года - Борис Иванович тогда служил православным священником и в то же время преподавателем гимназии в Черкассах - он принял активное участие в организации сельскохозяйственных кооперативов и после подавления революции предпочёл оказаться в Париже. Священный Синод рассматривал вопрос о том, что с ним делать дальше - отлучать от церкви, что с точки зрения престижа церкви было сочтено не совсем удобным, или “простить” и дать работать дальше. В связи с этим к Борису Ивановичу выехали представители Синода с предложением переехать в Екатеринослав (ныне Днепропетровск). Здесь Борис Иванович стал настоятелем Екатеринославского собора и преподавателем закона божьего и математики (весьма редкое сочетание) в женской гимназии.


I Мировая война

В 1914 году он окончил реальное училище. Там было хорошо поставлено преподавание математики и французского языка. И то и другое впоследствии сильно пригодилось. Он поступил в Петербургский институт инженеров путей сообщения (со свойственным ему юмором он называл его иногда институтом путей сношения). Тогда это был самый престижный технический ВУЗ. Окончил два курса (после практики за второй курс получил звание машиниста второго класса и права на вождение паровоза). Шла I Мировая война. Студентов стали призывать в армию. Причем, если студент выражал желание пойти на войну добровольцем, он становился не солдатом, а вольноопределяющимся, что давало определенные привилегии. Кроме того, можно было выбрать род войск. Он пошел добровольцем и выбрал род войск - авиацию. Так он попал в Гатчинскую военную авиашколу. Там учили летать на французских самолетах. Хорошее знание французского позволяло легко разбираться в инструкциях по пилотированию и обслуживанию самолетов.
Юнкер

В Гатчинской авиашколе были своеобразные традиции и фольклор. Первое, что должен был выучить курсант - это серию стишков на каждую букву алфавита. Знать их следовало очень твердо, так что даже если тебя разбудят ночью и скажут, например, "К", ты должен немедленно отбарабанить соответствующий стишок для этой буквы. Например, стишок на "Ы" был таким:
Ы буквой слов не начинают.
"Ы-ы-ы" говорят, когда кончают.

Народная память сохранила эти стишки. Вот они, правда, с небольшой модернизацией.
Вот откуда, оказывается, Маршак черпал свое вдохновение, когда писал "Веселую азбуку".

Ю.Ю. Обучение состояло из двух этапов - морское обучение (вместе с теоретическими авиационными курсами), которое он проходил во Втором флотском экипаже (в этой связи он вспоминал Старую Голландию, Поцелуев мост и питейное заведение, в помещении которого он, посетив Ленинград после возвращения, нашёл аптеку, в полу он увидел следы от бильярда, который там когда-то стоял).
Летающая лодка

Морское образование окончилось присвоением звания прапорщика по адмиралтейству и краткосрочной службой на флоте, которую он проходил на севере командиром торпедного катера. После этого продолжилось лётное образование в г. Баку в Бакинской офицерской школе морской авиации (см. фотографии), которую он окончил с получением звания морского лётчика. После этого служил в авиации на Балтийском флоте на острове Дегербю (Аландские острова) и, пилотируя летающие лодки(гидропланы), участвовал в защите Петрограда от налётов немецких цеппелинов и аэропланов. Как он рассказывал, ему случалось сбивать немецкие летательные аппараты, и вроде бы он получил орден Станислава за то, что придумал какой-то хитрый воздушный манёвр. Однажды он неудачно “приводнился”, сев “против волны”, водой пробило днище лодки, и он серьёзно поранил левую ногу, с тех пор он слегка припадал на левую ногу и больше не летал.

Кстати, папа чрезвычайно гордился тем, что является одним из немногих людей на земле, обладающих правами на вождение всех существующих видов транспорта - морского, воздушного, железнодорожного и автомобильного.


Морские охотники


Гражданская война

Ю.Ю. После демобилизации армии и флота on вернулся в 1918 г. в Екатеринослав, где одно время в качестве путейца участвовал в строительстве железнодорожной Рёминской ветки, а осенью того же года вступил в добровольческий отряд, который под командованием генерала то ли Васильчикова, то ли Васильева, то ли Новосильцева - сейчас уже не помню, пробился через окружение петлюровцев, махновцев и Красной армии и, совершив т.н. “ледовый поход”, влился в армию Деникина. Отец рассказывал, что отряд был сравнительно небольшой, и ему противостояли силы многократно превышающие по численности, однако благодаря тому, что отряд состоял из офицеров, каждый из которых знал свою задачу и сознавал, что одно-единственное поражение означает гибель, в то время как противник с одной стороны был ещё плохо организован, а с другой- считал, что отряд всё равно в ловушке и не уйдёт, всё это привело в конечном счёте к успеху.

Прапорщик
В армии Деникина отец часть времени служил на бронепоезде командиром ремонтной бригады (как бывший путеец), задачей которой был ремонт повреждений пути независимо от боевой обстановки. Как командир ремонтной бригады он обязан был выскакивать из поезда первым и возвращаться последним. В этом проявилось коренное отличие русской армии от, например, немецкой. Немцы свой офицерский корпус берегли исходя из того, что основной задачей офицера современной армии, в отличие от рыцарских времён, является умелое управление, и офицеры у них находились сзади. В русской армии отношение к офицерам было беспощадным, они должны были в любых обстоятельствах быть впереди. Этим и объясняются большие потери русского офицерского корпуса в I Мировой войне. В этой связи вспоминается рассказ отца об эпизоде, когда бригада, окончив ремонт пути, под огнём садилась в поезд, и один член бригады (а это всё были офицеры по званию) начал под огнём доказывать папе, что, поскольку папа прапорщик, а он капитан, то он имеет право и обязанность садиться после отца. Кстати, хотя папа во время революции и навоевался изрядно, тем не менее он оставался прапорщиком, так как он числился по морскому ведомству, а производство в чинах на флоте происходило строго по выслуге лет. Какое-то время отец был командиром отряда бронеавтомобилей.

После поражения армии Деникина отец продолжал службу под командованием Врангеля, т.е. участвовал в обороне Крыма. Здесь его использовали как моряка - он был командиром десантной лодки первой волны. Замысел командования заключался в том, чтобы высаживаемыми в тыл небольшими морскими десантами держать противника в постоянном напряжении. Выполнив задачу, десантники морем возвращались. Помнится, что автором этой тактики отец называл, если я не ошибаюсь, генерала Шапошникова - впоследствии начальника генерального штаба Красной армии. Как известно, сопротивление Белой армии на юге окончилось эвакуацией Крыма. Отец находился на последнем корабле, который стоял на рейде Севастополя в ожидании погрузки заградительного отряда.

Эмиграция

В Константинополе (он никогда не говорил - Стамбул) хороший французский язык и знание техники помогли ему быстро найти работу.

Ю.Ю. Папа пару раз выступил в гриме негра чечёточником в варьете, затем работал слесарем-механиком в авторемонтных мастерских, и затем завербовался старшим механиком на французский минный тральщик. Это было сразу после войны, и море было нашпиговано минными полями, среди которых плавали и оторвавшиеся мины. Это была очень опасная работа, и никто уже в мирное время не хотел рисковать. Тралили и расстреливали исправно мины до тех пор, пока однажды не напоролись на оторвавшуюся мину. Взрывом у них оторвало нос, но передние переборки выдержали. Однако, как только они начали движение, прибежал механик с докладом, что котлы двигаются. Отец побежал вниз и убедился, что при движении переборки прогибаются, упираются во вплотную стоящие котлы, и они начинают двигаться. В результате отец, как старший механик, посоветовал капитану развернуться и идти в порт задним ходом. Вид движущего задним ходом корабля вызвал среди моряков других скопившихся на рейде кораблей большой ажиотаж, и когда они сошли на берег, то их осыпали насмешками, переросшими в драку, которая постепенно вылилась в известную в истории “большую константинопольскую драку” между французскими и английскими моряками. Драку удалось усмирить только при помощи французских и английских военных патрулей после ареста наиболее активных участников. Отца допрашивал командир французского патруля то ли лейтенант, то ли капитан Пешков - сын Горького, впоследствии генерал французской армии и соратник генерала Де Голля.

Работа была опасная, но хорошо оплачиваемая.
- Когда мы возвг'ащались на тг'альщик после увольнения, - говорил он со своим характерным французским грассирующим "р", - у нас были полные каг'маны мелочи в самых г'азнообг'азных валютах - сдача из баг'даков.

Когда вышел на экраны фильм "Бег" (по мотивам булгаковской пьесы), мы попросили сравнить события фильма со своими личными впечатлениями. "Ну, там все несколько преувеличено!" - деликатно сказал он. Он рассказал, кстати, что прототип генерала Хлудова реален. Это был генерал Слащов. Мы впервые услыхали эту фамилию.

Во французском флоте он прослужил до 1922 года. Бывал во всех средиземноморских странах, во Франции и даже в Индокитае (в Сиаме, как он говорил). Потом он решил продолжить учебу,

Президент Чехословакии Масарик выделил для русских эмигрантов значительное количестве стипендий в высших учебных заведениях. Ю.Б.Беленький приехал в Прагу и поступил на машиностроительный факультет Пражского политехнического института (České vysoké učení technické). Он предъявил там зачетную книжку из института инженеров путей сообщения и его приняли сразу на третий курс (я видел эту зачетку, она была точно такая же, как наша, только большего формата).

Ю.Ю. Из-за незнания языка поначалу учиться было нелегко, и экзамены за первый год обучения сдавал на французском языке. Большую поддержку всем русским студентам-политехникам оказывал - был их покровителем и отцом родным - зав. кафедрой паровых генераторов института профессор Ломшаков - всемирно известный и пользующийся большим авторитетом специалист и учёный в области паровых генераторов, использующих низкокалорийное топливо. В частности, ещё по его проекту были построены в России Каширская и Шатурская электростанции. Каждый год бывшие русские студенты в день рождения проф. Ломшакова одевали парадные костюмы и шли в “профессорский дом” поздравлять его. Я его пару раз видел, это был высокий стройный старик с окладистой бородой и густым басом.

После окончания института он работал в Чехословакиии на разных заводах. Очень скоро Ю.Б.Беленький стал крупным специалистом в области гидравлических и пневматических систем, гидро- и пневмоавтоматики. Он работал в основном в автомобильной и авиационной промышленности. Многие фирмы привлекали его в качестве консультанта. Он был, как говорили в то время, крупным инженером. У него было много изобретений, запатентованных в разных странах. Я видел несколько его патентов, выданных во Франции и в Германии (с гербом III Райха).

Ю.Ю. Завод Miroslav Klapka до прихода отца изготавливал в основном пассажирские и грузовые лифты. Это было очень выгодное производство, так как по чешскому законодательству обслуживать и ремонтировать лифты имел право и обязанность только изготовитель и, следовательно, каждый изготовленный лифт обеспечивал некоторый гарантированный объём работы в будущем. Кроме того, завод, конечно брался за выполнение любых подвернувшихся заказов. С приходом папы на заводе начали также изготавливать гидравлические тормоза для легковых автомобилей по его патентам. С течением времени все легковые автомобили чехословацкого производства оснащались папиными тормозами под маркой “КLAMA”. На заводе отец работал инженером, далее два техника, две канцелярские работницы бухгалтерии, мастера и рабочие. Объём производства постоянно рос, и постепенно численный состав вырос до 200 человек. Круг обязанностей отца был очень широк, в те времена звание инженера предполагало гораздо более высокий уровень знаний и одновременно предъявляемых требований. Загружен работой был отец практически круглосуточно: он был главным конструктором, главным технологом, главным снабженцем, начальником отдела сбыта и т.д. и т.п. и вместе с двумя техниками представлял состав этих “подразделений”. Кроме того, он был начальником всех трёх смен, и в силу этого его рабочий день был построен так: прийти на работу перед концом третьей смены и принять её от мастера третьей смены и передать мастеру первой смены, выполнять служебные обязанности в течение первой смены, принять конец первой смены и передать работу второй смене, вечером приехать на завод принять работу второй и передать третьей смене. Владелец завода г-н Клапка на заводе не появлялся, жил недалеко от нас в части города, именуемой Hanspaulka и только принимал на своей вилле от папы квартальные и ежегодные отчёты.

Мои родители вели с точки зрения европейской семейной экономики мало упорядоченный образ жизни, вследствие чего при сравнительно хорошей зарплате отца денег всегда был недостаток, а ежегодно получаемая премия в размере годового оклада к началу февраля расходилась. Как рассказывал отец, он в конце двадцатых годов, ещё будучи холостым, был одним из разработчиков проекта, благодаря которому завод Шкода получил заказ на строительство гидротехнического сооружения в Германии. В конкурсе участвовали также заводы Шнейдер-Крезо и Виккерс. За это папа получил премию 25000 крон - это были тогда колоссальные деньги. С ними он поехал в фешенебельный курорт Карлсбад и через три недели вернулся на одолженные деньги. Родители вели очень компанейский образ жизни с широким кругом знакомств и с частыми встречами большими компаниями.


Чехословакия в тридцатые годы имела очень развитую промышленность. В частности, концерн Шкода производил автомобили, танки, самолеты. Шкода Зброёвка выпускала стрелковое и артиллерийское оружие. По его словам, в тридцатые годы 12-дюймовые стволы для карабельных орудий и береговых бетарей умели делать только три фирмы в мире: Крупп, Виккерс и Шкода. Он рассказывал, что обычной практикой было загрузить корабль стрелковым оружием и отправить его в центральную Америку. Там постоянно шли локальные войны, была большая потребность в оружии и боеприпасах. Корабль становился на якорь в нейтральных водах. Товар отпускался за наличные и грузился на катера.

II Мировая война

Ю.Ю. Война началась с того, что немцы забрали вначале часть, а потом всю Чехословакию, а затем в войну оказались втянуты основные европейские страны. Надо сказать, что это не было для русских в Праге неожиданностью. Что будет война, в этом все были уверены. Когда Деникин приезжал в Прагу с лекциями, то вопрос из аудитории был не о том, быть или не быть войне, в этом ни у кого не было сомнений, а о том, с кем быть русским, когда Гитлер нападёт на Россию. Ответ Деникина был абсолютно однозначным - русские должны помнить, что они прежде всего русские и их родина Россия. Когда немцы напали на Россию, это было вначале встречено с энтузиазмом в ожидании близкого поражения немцев. Но всё больее становилось ясно, что события развиваются совсем не так, как хотелось и как ожидалось.

Здесь я подхожу к событиям, о которых не знаю, как рассказать. С одной стороны они достаточно интересны со многих точек зрения, с другой - не имеется никаких свидетельств того, что они действительно имели место быть, и никаких следов о них не осталось, кроме крайне скупых рассказов отца. А начались они уже на склоне его лет в Минске с того, что на одной из субботних посиделок со мной папа как-то обмолвился, что обижен на власть за то, что хоть какой-нибудь медалью могли бы отметить его военные заслуги. Однако, на мои дальнейшие расспросы отказался отвечать. Значительно позже тец рассказал, что в один из первых дней после вступления в Прагу Красной армии его вызвали (откуда был известен адрес?) в советское посольство, которое сразу начало функционировать, и “очень убедительно” порекомендовали не писать никаких мемуаров. После этого я очень долгое время ничего из того, что я собираюсь сейчас рассказать, от него не слышал. И только в последние годы, когда мы с папой регулярно раз в неделю по субботам вдвоём встречались и беседовали «за жизнь», у него иногда невзначай проскакивали слова, из которых, соединив их за годы постепенно воедино, можно получить некую, правда весьма смутную и совершенно неполную картину (в связи с этим остаётся сожалеть, что я только сейчас, на склоне уже своих лет, взялся записать крохи сохранившихся в моей памяти колоритных рассказов отца, а рассказчик он был отменный).

Заняв Чехословакию, немцы поставили себе на службу её развитую промышленность, в том числе завод Клапка получил наряд на военный заказ - что-то из системы топливоподачи самолётов. В своё время, ещё на заводе Шкода, велись поиски и испытания новых материалов. Среди них был материал, который очень хорошо сочетался по прочности соединения с каким-то из цветных металлов. Правда, испытания выявили один недостаток - при больших и резких изменениях температуры соединение даёт трещину. Поскольку для наземного транспорта это неважно, то этот результат не публиковался. Во время войны немцы испытывали недостаток цветных металлов и всячески поддерживали его экономию. Отец вспомнил все эти обстоятельства и для того, чтобы обезопасить себя, запросил на кафедре металлургии в Нюрнберге подтверждение возможности применения этого материала. В качестве ответа пришло указание о его применении. В результате в разгар Сталинградской битвы потерпело аварию или застряло на аэродромах более 350 самолётов, обслуживающих воздушный мост по снабжению окружённой армии, прежде чем немцы разобрались в причине - трещинах в топливной системе, появляющихся при резком снижении высоты полёта. Предпринятое большое расследование кончилось для папы благополучно, так как имелись немецкие разрешающие и даже директивные документы. Из этого времени я помню только рассказы отца о поездке в Нюрнберг и о виде города, подвергшегося массовым бомбардировкам, и что панельные дома рушились, по его выражению, как “карточные домики”. Где-то в это время с отцом через секретаршу одного из латиноамериканских посольств (в этой связи он однажды применил термин “сеть Молотова”) завязал связь немец, кажется по фамилии Мюллер, занимающий должность главного интенданта гарнизона в Праге. От него поступило указание принять заказ на изготовление опытной партии составных патронов. Эта идея у немцев появилась опять-таки по причине экономии цветных металлов - патрон должен был состоять из двух частей: донышко для капсюля из цветного металла и привинчиваемая трубчатая часть стальная. Одновременно он точно указал, как должны быть изготовлены составные части и с какими особенностями, с тем, чтобы испытания показали нужный (отрицательный) результат. В конечном результате испытания окончились неудачными, и эта идея провалилась у немцев. Помнится, ещё о 2-3 эпизодах такого рода рассказывал отец, но я уже не помню подробности. В общем, всё это можно назвать научно-технической диверсией, которой отец занимался, по-видимому, в одиночку, единственный, кто, кажется был в курсе и помогал отцу - это был мастер завода pan Tesař.

Чтобы завершить военный период, осталось сказать, что родители приняли деятельное участие в Пражском восстании: мама строила баррикады, а папа ещё с несколькими бывшими легионерами выволокли из музея na Hanspaulce орудие, которое оказалось в полной боевой готовности, и установили его на шоссе, идущего из города к аэропорту. Там они и встретили утром 9 мая Красную армию. Основная колонна остановилась на площади Витезне (Победы), а один танк под командованием дважды героя СССР Гончаренко был послан вперёд в разведку. Отец вызвался ехать в качестве проводника и сидел сверху на танке, обняв рукой орудие. Когда выезжали из серпантина Хотковых садов, они на Кларове наткнулись на немцев. Ударами фаустпатронов танк был уничтожен, Гончаренко погиб, а отец вместе с оставшимися в живых членами экипажа, отстреливаясь, ушли наверх через Myší díru.

Татьяна Юрьевна. Если бы я сама не держала в руках оригинал сохранившегося у тети Марины отчета деда об этом «походе», напечатанный на очень плохой пишущей машинке с русским шрифтом – наверняка прямо в комендатуре Праги, заверенный печатями этой самой комендатуры – я бы никогда в эту историю не поверила, ведь Юрию Борисовичу в это время было уже под пятьдесят.

Репатриация

После смерти И.В.Сталина в Советском Союзе произошли большие перемены. Многие русские эмигранты сочли, что Россия стала на другой путь, и захотели вернуться на родину. Было много репатриантов из Аргентины, из европейских стран, из Харбина и даже из Австралии.

В 1955 году Ю.Б.Беленький - а было ему тогда уже под 60 - приехал в СССР вместе с целым кланом. Он сам, его жена-чешка, доктор химических наук Татьяна Вячеславовна и дочь Марина приехали в Минск, его направили на МАЗ как инженера-автомобилиста, уникального специалиста по гидравлике. Как раз в это время на Минском автозаводе в срочном порядке разрабатывался 25-тонный самосвал. А его сын Юрий Юрьевич с женой, тестем и тещей поехали в Узбекистан, потому что именно туда было предписано отправиться отцу жены Юрия Юрьевича, который был опытным врачом, специалистом по тропическим болезнам, много лет проработавшим в Африке во французских колониях.

Т.Ю. Дедушка Петр Никанорович Сухов, отец мамы, был сыном богатого крестьянина из села Нижний Карачан под Воронежем. Родился дедушка в 1897 году, а когда подрос, его отдали в духовную семинарию в Воронеже. Он окончил ее с отличием, и, как лучшему выпускнику, ему предоставили возможность бесплатно учиться в любом выбранном им учебном заведении. Он выбрал медицинский институт Московского университета, проучился там два курса, и тут наступила февральская революция. Бабушка мне говорила, что революцию вообще сделали студенты, они были очень активными ее участниками, проводилось очень много собраний, митингов и т.п. Дед был не за большевиков, а за какую-то другую партию, и, вероятно, активно выступал на сборищах студентов, потому что сразу после победы большевиков, в октябре, к нему ночью пришел его друг, который изначально подался к большевикам, и сообщил, что выписан ордер на его арест. Не оставалось ничего другого, как сесть на поезд и отправиться в свое село, чтобы отсидеться. Однако за один перегон до Нижнего Карачана он встретил своего односельчанина, который сообщил, что там его уже ждут, чтобы арестовать. Тогда дед и подался в белую армию. Он работал в основном как фельдшер.
Эвакуировался Петр Никанорович, как и Юрий Борисович, из Крыма, и попал сразу в Чехию. Его тут же приняли в Университет Карла IV на медицинский факультет. В те годы как раз праздновалось 600-летие этого университета, и его выпускники получили по красивой шкатулке с мраморной крышкой на память, она до сих пор хранится где-то у мамы. В 1924 году on женился, девушку звали Hedvika (в Белоруссии – Ядвига), ей было 18 лет, она была из бедной семьи. После окончания университета (год я не знаю) дедушка с бабушкой отправились сначала в Брюссель, а потом в Париж, так как в Чехии было невозможно найти работу по специальности. В Париже дед закончил тропический факультет - у Франции было много колоний, и туда требовались врачи – специалисты по тропическим болезням. Кроме того, он еще закончил стоматологический факультет. Свою механическую бормашину дед привез потом в Белоруссию вместе с самыми разными хирургическими и стоматологическими инструментами, как сейчас помню, фирмы Richter. После окончания учебы во Франции дед завербовался врачом в колонии. Всего он проработал в колониях с 1927 до 1939 года, проехав всю Африку от Алжира, Судана и Мали до Кении и Гвинеи. Бабушка, естественно, не работала. Моя мама родилась в Париже в 1934 году, в возрасте нескольких месяцев бабушка и дедушка оставили ее в Чехии у бездетной бабушкиной сестры и ее мамы, а сами снова подались на год в Африку. В 1937 году они последний раз отправились туда уже с дочерью. Весной 1939 года дедушка с бабушкой окончательно вернулись во Францию, так как в воздухе уже пахло войной. Бабушка рассказывала, что, когда они уезжали, вдоль железной дороги на протяжении нескольких километров стояли негры и махали руками, провожая своего доктора.

Юрий Юрьевич проучился в Пражском политехническом институте три года, он поехал в Ташкент, чтобы завершить образование в Ташкентском политехническом институте, а его жена с родителями отправились не в какой-нибудь город, а в пустыню, в совхоз, занимающийся выращиванием хлопка.

Т.Ю. Дедушка Петр Никанорович стал работать там врачом в местном фельдшерском пункте, а мама – музыкальным работником в клубе. Бабушка не работала, она вела дом, как тогда говорили. Дом – это была мазанка на краю арыка. Рядом с ней стоял рояль, привезенный из Праги, поскольку он не влезал в дом, и мама по вечерам на нем разыгрывалась. Она перед этим успела закончить Пражскую консерваторию по классу фортепиано. Любопытно, что в СССР в ее личном деле всегда писали, что она имеет только среднее музыкальное образование - на уровне нашего музучилища, так как в Праге не проходили кое-какие предметы вроде истории КПСС и т.п., и диплом Пражской консерватории был несколько неполноценным.

Через несколько месяцев маму вместе со всем семейством направили по ее ходатайству в расположенный недалеко от совхоза районный город Ангрен, поскольку там незадолго до этого открылась музыкальная школа, и там не хватало преподавателей. Им дали небольшую квартиру, где они и прожили до отъезда в Минск. Папа все это время доучивался в Ташкенте в политехническом институте и к семье приезжал редко. Тем не менее, в один из приездов они с мамой успели зачать меня, так что я родилась в Ангрене в октябре 1956 года.

Наша семья переехала в Минск после окончания папой политеха и получения им, с помощью Юрия Борисовича, направления на МАЗ. Это случилось в 1957 году. Юрий Борисович с Татьяной Вячеславовной и папина младшая сестра Марина сразу по приезде в Минск в 1955 году получили хорошую 2-комнатную квартиру недалеко от завода, в том доме под часами на площади, где раньше был автозаводской универмаг, а теперь продовольственный магазин. Мамины родители и мама с папой получили от государства после прибытия в СССР очень хорошие подъемные, на которые они построили дом в частном секторе в автозаводском поселке. Там до сих пор живут моя мама, младшая сестра и ее семья.

Работая в отделе главного конструктора на МАЗе, Юрий Борисович понял, что в СССР статус ученого значительно выше, чем статус инженера. Очень быстро на базе своих разработок он защитил кандидатскую диссертацию и перешел работать в БПИ. Вскорости он защитил докторскую и стал профессором.

Я не собираюсь здесь писать о его научных заслугах и достижениях. Только личные впечатления. По моему мнению, лектор он был неважный. Он очень много знал и переоценивал способность студентов понять сложный материал. Зато с аспирантами он работал очень эффективно и они в нем души не чаяли. Он был блестящим математиком, знатоком теории колебаний, теории автоматического регулирования и, что самое главное, эффективно умел все это использовать в инженерной практике. Его инженерная эрудиция была совершенно потрясающей. Казалось, он знает ответ на любой вопрос. И еще он был настроен всегда доброжелательно. Был оптимистом. Я слыхал о разных интригах, которые велись против него, но сам он никогда интриганом не был. Он любил шутку, анекдот, острое слово. Еще любил он женщин.
Он дожил до 76 лет, сохраняя острый ум, цепкую память и высокую работоспособность.

В заключение еще один эпизод.

У нас работал еще один участник гражданской войны, старый большевик Николай Владимирович Розанов, Более того, он был делегатом III съезда комсомола, видел и слышал Ленина. Он часто выступал перед пионерами, комсомольцами, студентами, молодыми рабочими и рассказывал об этом историческом событии. Кстати, мужик он был умный и, по-моему, порядочный. Именно он рассказал нам жуткие подробности о смерти генерала Слащова, которого застрелил курсант прямо на лекции в военной академии. Как-то в присутствии Беленького и Розанова завели разговор о гражданской войне, они этот разговор поддержали, ударились в воспоминания и выяснилось, что какое-то время они находились в одном и том же месте, но по разные стороны фронта. И тогда Розанов спросил:
- А помните, как мы у вас бронеавтомобили отбили?

Беленький тут же вспомнил, что на одном из этих автомобилей нестандартно переключались передачи. Розаное подтвердил, что сразу не могли с ним справиться, но потом в этом разобрались.

Тут Беленький вдруг расчувствовался и сказал:
- Мало нас осталось, ветеранов гражданской войны!

Розанов аж поперхнулся, но ничего не ответил.

Я был свидетелем этого разговора, правда не с самого начала. Интересно то, что в записках Юрия Юрьевича я нашел изложение этой истории, которое заканчивалось так:

Они воевали друг против друга, но это не мешало им относится друг к другу с большим взаимным уважением. Когда впоследствии отца на Совете института утверждали в звании профессора, и какой-то деятель выступил с вопросом: “А можно ли белого офицера, в прошлом активно боровшегося с советской властью, допустить до воспитания нашей славной молодёжи?”, Розанов встал и задал контрвопрос: “А можно ли в прошлом полуграмотного конника, матерщинника и пьяницу допустить до воспитания той же молодёжи?”. В результате отца утвердили в звании профессора.


12.06.2009
Фотографии курсантов и преподавателей Бакинского отделения Петроградской офицерской школы морской авиации. Среди них Ю.Б. Беленький
29.11.2011
Недавно правнук Ю.Б. Беленького Георгий Сергеевич Чиченков прислал мне еще несколько фотографий из альбома прадеда.
Tags: ЖЗЛ, Люди
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 18 comments